Мастерская / Взгляд / Мой лирический герой бродит по лесам и болотам

Мой лирический герой бродит по лесам и болотам

14 декабря 2014 | Автор: Кирилл Синдеев | Комментариев нет

Поэзия — удивительная страна. Она всегда где-то рядом с нашими улицами, домами, магазинами и бизнес-центрами. Но в круговороте дел и забот мы не можем найти незаметную дверь, ведущую в её удивительные поля, сады и леса. И только особенные люди — поэты — способны поделиться с нами загадочным миром причудливых образов, чувств и мыслей. Сегодня мы представляем московскую поэтессу Юлию Экономову: она сама расскажет о себе и поделится своими стихами.

Вопрос, кто я и чем занимаюсь, всегда вводит меня в ступор: я и швец, и жнец. Закончила факультет иностранных языков, а степень магистра получила уже в роли художника. Бываю и художником, и репетитором, и аниматором, и рукодельником, и переводчиком — всего не перечесть. Три года работала с дошколятами и младшими школьниками: мы рисовали, лепили, в «резиночку» прыгали, под гитару пели и так далее. Но сейчас делаю в детской педагогике паузу, жизненная дорога поворачивает в другую сторону.

И уже чуть больше полутора лет обо мне можно услышать как о поэте. Хотя пишу и люблю играть со словами с детства — экспериментировала, развлекалась всячески, иногда спешила опробовать найденный где-нибудь стилистический приём (а стилистика в целом — любимый раздел языкознания ещё со школы). Так и сейчас продолжаю — играть. А вдохновляют эмоции, воспоминания, люди, но больше всего — сам язык, созвучия или «некрасивые», шершавые слова, все эти «жмых», «паданцы» и прочее. Конечно, игра в слова не подразумевает отсутствие смыслового содержания ради одной лишь формы, и без идеи пазл не сложится. Иногда я рисую картинки, как это было в беломорских стихах, или придумываю истории, часто черпая что-то из фольклора. Иногда пытаюсь передать, к примеру, какое-то кинестетическое ощущение. Моего лирического героя редко встретишь в городе — всё больше по лесам, полям, болотам шастает.

Поэтесса Юлия Экономова

Сегодня поэзии всё больше. В Москве или Петербурге каждый вечер найдёшь несколько клубных вечеров, где можно послушать и почитать стихи. Однако поэзия в интернете, поэзия в клубах, блогах, библиотеках, литинституте, союзе писателей и так далее — это всё разные поэтические тусовки, которые почти не пересекаются и могут ничего друг о друге не знать. Самый простой способ заявить о себе — интернет, там найдётся читатель для любого страждущего. Но выйти потом за рамки интернета или маленьких клубов сложно (хотя не всем это нужно и не всем этого хочется) — слишком уж много информации в целом.

Да, поэзия становится более модной, но в сравнении с прозой всё равно останется редкой и менее востребованной (кто-нибудь да назовёт проценты, но я их не знаю). А те, кому поэзия нужна, отличаются друг от друга, как любые другие читатели. Кому-то на вкус что-то близкое, чтобы «да это обо мне!», кому-то подавай сатиру или чернуху, кто-то обратит внимание на витиеватый язык, и прочее, и прочее. Для чисто молодёжной аудитории (не говоря о детских стихах) часто пишут сверстники, потому что у них схожий жизненный опыт и проблемы. Сама я обычно не обращаюсь в стихах к какой-то конкретной группе людей. Моя аудитория пока не очень большая, но состоит из тех, кого «зацепило», а среди них — и школьники, и мои ровесники, и пенсионеры.

 

* * *

Веки смыкай устало,
сонная птаха.
Слышишь, паучьи пряхи
шали сплели из пуха?
Шали, теплей и легче
шерсти седой овечьей.
Байки шептали
тихие щебетухи.

Кутай колени в шали,
в белый подол рубашки,
(сплошь в незабудках).
Пряхи плетут запутки,
шушукают барабашки
и по пути мешают,
водят по кругу.
Не заплутай, пичуга.

Долгая даль-дорога,
омулев омут,
ялик луны утонет.
Из тишины кувшина —
тонкие струйки.
Тронешь тугие струнки —
гул по долам широко,
с самых низов к вершинам.

А за спиною, чуешь —
чаячьи крылья
плечи плащом укрыли,
серую ость встопорщив.
Ветер поднялся, чаешь?
Выше несёшься, видишь?
Только не замечаешь —
Музыка из ладошек.
Сладкая птичья ноша:
петь и не знать, взмывая,
где поутру проснешься.
Пташка-мечта живая…
Баюшки, баю-баю.

 

ДОМ

Вот день. Вот дом. Моё гнездо. Где Терек мерно воды мчит,
Хотя ему лишь предстоит вобрать и Сунжу, и Ардон.

Мой дом. Мой юг. Чудной приют. И взглядом по небу скитаюсь,
Где тучи овцами снуют, стадами за гору цепляясь.

Вот — ливень гонит беглеца в сухое подворотни лоно,
Блестят от капель деревца и застекленные балконы.

Вот даль. Мой тыл. В окне впритык — катальпа, тополя, тутовник,
Мечеть, гостиница, мосты… И ливнем солнце разлито в них!

А у окна багаж, билет. Плацкарт — на большее не хватит.
Нашарю ключик на столе, кивну черте на циферблате.

Смотрю назад, на дверь и мимо, в уме считаю этажи.
Смотрю. И вдруг, неуловимо, мой дом становится чужим.

 

* * *

А.

В тумане насквозь дырявом
Ронял семена с ладони,
И я прорастала рядом.
Я — травы. Я — лес. Я — поле.

К тебе многоруким древом
Тянула в туман десницы.
Мне гнёзда плели во чреве.
Я — листья. Я — тишь. Я — птицы.

По мшалым извитым тропам
Шла вслед на звериных лапах.
Плескался туман в утробе.
Я — тени. Я — звук. Я — запах.

На стыке миров чертогом
Тебе отворяла двери.
И если твой путь с востока,
Я — запад. Я — юг. Я — север.

Бродя в пелене разлуки —
В тумане насквозь дырявом,
Рукою держись за руку.
Я — ветер. Я — здесь. Я — рядом.

 

У БЕЛА МОРЯ

Вкружь озера берёзы-карлицы вплотную.
В плоть острова вросли до сердцевинки.
И в кружке серебрЯные хвоинки
Сближаются, подсыпанные всуе.

Как ржой травлёное, болотисто подолье.
За пояс ткнуть подол потяжелевший.
Неподпоясан, вслед бормочет леший
О белозорье, белозёрье, беломорье.

В туманном крае — даль и безначалье.
Прильнув к скале лицом, вкуси, ходок,
Из чаши каменной глотками холодок,
Как руки синекожие русальи.

А на краю землицы — ух! — бурленье,
Соль, брызги, ветер — никуда не деться!
И вверх летит оборванное сердце,
Навек презрев законы притяженья.

…Но дело к ночи. Медленно и сонно
Морские звезды хороводятся на донце.
И вслед за сердцем вверх взмывает солнце,
Едва мазнув поверхность горизонта.

Тут глушь и дом. Замри же на пороге.
Оленьим рогом венчанные двери,
На ставенках неведомые звери,
И у крыльца — языческие боги.

И бает дед белобородый сказки,
Так хочется внимать баюльну небыль…
И засыпает опрокинутое небо
В глазах у хаски.

Больше стихов в группе Юлии Экономовой ВКонтакте.

Фото из личного архива Юлии Экономовой

Автор: Кирилл Синдеев
Метки текущей записи: ,

Другие статьи рубрики "Взгляд":